Суббота, 10 декабря, 2016 года: USD = 63.3028, -0,0873 EUR = 67.2086, -1,0372

Нет рыбы — нет будущего!

21 марта 2014, 11:35

18 марта на сайте информационного агентства Sakh.com была опубликована статья "Скандал на круглом столе ОНФ во Владивостоке: рыбаки Сахалина не согласны с односторонним освещением проблем отрасли".

Нет рыбы — нет будущего!

Как участник этого мероприятия могу засвидетельствовать, что никакого скандала, равно как и "одностороннего освещения", на круглом столе не было. Вместо этого там состоялось весьма конструктивное обсуждение рыбных проблем с участием самого широкого спектра заинтересованных сторон. Выступали чиновники, рыбаки, ученые, экологи, представители коренных народов из разных регионов — Камчатка, Приморье, Сахалин. Во встрече участвовал новый руководитель Росрыболовства Илья Шестаков, и для многих присутствующих это была первая за много лет возможность "вживую" донести свою точку зрения до руководства отрасли.

Я выступил с докладом "Проблемы сохранения и использования тихоокеанских лососей на Сахалине", в котором отражена позиция "Эковахты Сахалина". Доклад полностью основан да данных из официальных источников — в основном, СахНИРО, Сахалинрыбвода, Сахалино-Курильского теруправления ФАР, агентства по рыболовству Сахалинской области и т.п. Основная мысль доклада — на Сахалине в последние годы происходит перелов (переэксплуатация) ресурсов лососей, что в ближайшее время с большой вероятностью может привести к их резкому падению (что уже и происходит на юго-западе Сахалина и в заливе Анива, и уже начало происходить на юго-востоке).

Проблемы в лососевом хозяйстве Сахалина есть и немалые. Предлагаю разбираться с ними не с помощью эмоций и обид типа "а почему нас не позвали?" и доводов уровня "а ты кто такой?", а путем изучения фактов, цифр, документов, результатов научных исследований. Тем более, что всем областным объединениям рыбаков организаторы круглого стола направили приглашения. И тех, кто свое участие подтвердил, своевременно известили о переносе места и времени проведения мероприятия.

Нет рыбы — нет будущего!

Нет рыбы — нет будущего!

Прежде всего, важно разобраться — почему растут уловы лососей? Одна из главных причин — оздоровление среды обитания лососей в речной период жизни на Сахалине в последние десятилетия. На рисунке справа показано соотношение количества покатной молоди горбуши на реке, леса в бассейне которой пройдены рубками (Приторная) и реке, бассейн которой не пройден рубками (Березовка). Обе реки имеют сходные размеры нерестилищ, расположены рядом в одинаковых природных условиях. Эти и ряд других рек были выбраны СахНИРО в 70-х годах для проведения сравнительных исследований влияния рубок леса на продуктивность их нерестилищ. После проведения рубок в бассейне реки Приторная (северо-восточный Сахалин), СахНИРО провел учет покатной молоди горбуши одновременно на этой и соседней реке Березовка, леса в бассейне которой не были нарушены рубками. Сравнение полученных данных показало, что в реке с естественным состоянием лесов в ее водосборной площади — Березовке, — с 1 тыс. м² нерестилищ скатилось в океан 308 тыс. мальков горбуши. А в реке с вырубленными лесами в бассейне — Приторной — с 1 тыс. м² скатилось всего лишь 7,7 тыс. мальков горбуши. Таким образом, вырубка леса снизила продуктивность естественных нерестилищ примерно в 40 раз.

Нет рыбы — нет будущего!

Еще один пример сравнительной оценки продуктивности нерестовой реки, леса в бассейне которой пройдены рубками (Нерпичья — 21 тыс. шт. молоди горбуши с 1 тыс. м² нерестилищ), с рекой, леса в бассейне которой остались в естественном состоянии (Богатая — 157 тыс. шт. молоди горбуши с 1 тыс. м² нерестилищ). В данном случае научный эксперимент зафиксировал падение продуктивности нерестилищ в 7,5 раза в результате рубок леса.

В 20-30 годах ХХ века объемы лесозаготовок только на южной части Сахалина, оккупированной Японией, составляли в среднем 4,5 млн. м³ древесины в год. Для столь небольшого региона как Сахалин это огромный объем, требовавший ведения очень интенсивных, повсеместных рубок на больших площадях. В результате на момент освобождения Южного Сахалина в 1945 г. половина всех лесов, покрывавших южную часть острова в начале ХХ века, была вырублена, а оставшиеся леса находились в расстроенном состоянии. Это оказывало тяжелое негативное воздействие на естественное воспроизводство лососей. Ситуация усугублялась тем, что японцы повсеместно использовали сплав леса по нерестовым рекам (в основном по весеннему паводку). Сплав разрушал нерестилища, в большинстве сплавных рек лосось переставал нереститься.

В период 1950-1990 годов объемы рубок леса на всем Сахалине составляли в среднем около 3,5-4 млн. м³ — также весьма значительный объем. Сплав древесины по нерестовым рекам продолжался до середины 60-х годов. С его прекращением состояние нерестилищ начало улучшаться, однако этот процесс шел очень медленно из-за поддержания значительных объемов рубок. В целом, анализ истории негативного воздействия рубок леса на лосося на Сахалине показывает, что постепенное снижение первого совпадает с ростом запасов и вылова второго. Это закономерно и подтверждается большим объемом исследований в этой области. В 2005 году Эковахта объединила их результаты в сборник "Лес и лосось", с которым можно ознакомиться на сайте организации.

За последние 20 лет объемы лесозаготовок на Сахалине снизились в 10 раз (с 2926 тыс. м³ в 1990 году до 297 тыс. м³ в 2010 году). Это существенно улучшило экологическое состояние нерестовых рек и повысило продуктивность нерестилищ лососей. Дополнительным важным положительным фактором стало длительное отсутствие катастрофических лесных пожаров (последний раз — в 1998 году). Главная причина сокращения горимости лесов — также снижение объемов рубок.

Улучшение экологической ситуации в бассейнах нерестовых рек хорошо иллюстрирует постепенное увеличение лесопокрытой площади: 1936 — 50% (Южный Сахалин); 1966  — 62,2%; 1988  — 75%; 2008  — 80%.

Восстановление лесов — главный, но не единственный фактор оздоровления среды обитания лососей. Сокращению негативного воздействия на нее также способствовало:

  • закрытие к концу 90 годов всех 7 целлюлозно-бумажных заводов, не имевших никаких очистных сооружений и значительно загрязнявших нерестовые реки и прибрежную зону;
  • закрытие в последние 20 лет большинства угольных шахт, сбрасывавших значительные объемы сточных вод в реки и прибрежье;
  • значительное сокращение объемов с/х производства, ряд составляющих которого (мелиорация, отгонный выпас скота, применение удобрений и пестицидов) крайне отрицательно влияют на нерестовые реки;
  • повышение степени очистки сточных вод населенных пунктов;
  • улучшение экологического состояния береговых нефтепромыслов на Севере Сахалина;
  • сокращение численности населения на 30% за последние 20 лет.

Положительным следствием всех описанных процессов стало существенное повышение продуктивности нерестовых рек. Это является одной из двух главных причин значительного роста уловов лососей.

Нет рыбы — нет будущего!

Второй главной причиной роста уловов является рост промысловых усилий, вследствие чего рыбная промышленность включает в оборот те ресурсы, которые существовали и раньше, но попросту не использовались.

Количество морских рыбопромысловых участков для прибрежного лова в последние годы стремительно растет.

Нет рыбы — нет будущего!

Нет рыбы — нет будущего!

Все цифры на этом слайде целиком взяты из долгосрочной целевой программы "Развитие прибрежного рыболовства и береговой инфраструктуры Сахалинской области на 2013-2018 годы" (стр. 9). Там также сказано: "По сравнению с 2003 годом, когда промысел осуществляли 143 субъекта хозяйственной деятельности, к 2011 году количество предприятий, участвующих в промысле тихоокеанских лососей, увеличилось до 246. В настоящее время эти предприятия имеют право на выставление более 800 морских ставных неводов (фактически выставляется 546 (+/-28 по годам), против 320 — 360 в 2003 году". И далее: "За десятилетний период произошло практически двукратное увеличение промысловой нагрузки (количество неводов, длина неводов) на популяции тихоокеанских лососей в прибрежных акваториях области при одновременном снижении уловистости на орудие лова".

Снижение улова на усилие — классический случай перелова, т.е. такого уровня изъятия рыбных ресурсов, при котором они истощаются, поскольку не успевают восстанавливаться.

Еще раз подчеркнем — высокие уловы лососей в последние годы на Сахалине обеспечиваются 1) возросшей продуктивностью рек (и очевидно, прибрежья) и 2) ростом промысловых усилий.

Ниже показаны дополнительные факторы, усугубляющие перелов и способствующие истощению ресурсов лососей: масштабные нарушения Правил рыболовства на морских ставных неводах и внедрение речного промысла лососей в дополнение к морскому.

Нет рыбы — нет будущего!

В 2011 году Эковахта Сахалина начала мониторинг соблюдения правил рыболовства на морских ставных неводах острова Сахалина с помощью космических снимков. В этот год спутниковой съемкой было охвачено около 60% всех ставных неводов на острове. По итогам ее анализа выяснилось, что 51,5 километра ставных неводов находилось за пределами разрешенной длины, т.е. ловили рыбу незаконно.

Нет рыбы — нет будущего!

Количество нарушений правил рыболовства на морских ставных неводах резко снизилось после того, как Эковахта начала вести спутниковый мониторинг и оперативно направлять его результаты в контролирующие органы и публиковать их в открытой печати. Однако уровень нарушений остается все еще высоким. Так, в 2013 году спутниковой съемкой было охвачено около 30% неводов, суммарное превышение допустимой длины составило 15,5 км.  

Нет рыбы — нет будущего!

До 2009 года РУЗы использовались только в тех случаях, когда возникала реальная угроза замора от переполнения нерестилищ горбушей  — т.е. достаточно редко, на немногих реках и только в самом конце путины. Но с 2009 года применение РУЗов началось очень широко и с самого начала хода лососей. В результате под дополнительный пресс вылова попала горбуша так называемого "первого хода" — крайне важного, поскольку эта рыба заполняет нерестилища верхнего и среднего течения рек, куда более поздняя горбуша не проходит.

Для того, чтобы окончательно узаконить перенос промысла лососей в реки, правительство области в 2011 году начало создавать рыбопромысловые участки на нерестовых реках и передавать их в пользование на 20 лет.

Промысел лососей в нерестовых реках, на РУЗах или РПУ — крайне опасное занятие, чреватое опустошением нерестилищ. Официальное объяснение — необходимость предотвращения заморов рыбы в реках от их переполнения. Однако применяется этот спорный способ в условиях отсутствия научного анализа и обоснования реальной необходимости таких мер, при отсутствии ясности в том, что считать "переполнением" и когда вообще наступает опасность "замора". Полностью отсутствует какая-либо ответственность пользователя РУЗ и РПУ за недостаток лососей на нерестилищах. Их заполнение ставится в зависимость исключительно от доброй воли рыбопромышленника. Открываются широкие возможности для коррупции среди чиновников, распределяющих РУЗы и речные РПУ.

Перекрытие хода лосося на нерест в реках всегда считалось браконьерством на Сахалине, а теперь жители острова видят, что это вдруг почему-то стало разрешено для избранных. Это снимает все моральные барьеры перед массовым браконьерством населения.

Нет рыбы — нет будущего!

Нет рыбы — нет будущего!

Нет рыбы — нет будущего!

Нет рыбы — нет будущего!

Это не браконьерская загородка (хотя очень похоже), а официально разрешенное рыбоучетное заграждение, законно поставленное в целях борьбы с заморами.

Нет рыбы — нет будущего!

Как выясняется, речной промысел лососей может являться прикрытием незаконного вылова. Например, согласно справки Сахалино-Курильского теруправления ФАР, в 2013 году на реке Евстафиевка в Корсаковском районе на РУЗе было выловлено почти 40 тонн кеты. При том, что кета в этой реке если и встречается, то штучно.

Нет рыбы — нет будущего!

Самый крупный не поддержанный властями митинг на Сахалине за последние годы (более 1000 участников).

Нет рыбы — нет будущего!

Нет рыбы — нет будущего!

Нет рыбы — нет будущего!

Нет рыбы — нет будущего!

Нет рыбы — нет будущего!

Нет рыбы — нет будущего!

Проблему перелова и истощения лососевых ресурсов усугубляет крайне некачественное научное обеспечение. Прогнозы СахНИРО по вылову и реальные объемы вылова могут различаться в 5 и более раз. Это не только дестабилизирует рыбохозяйственный комплекс, но и препятствует рациональному использованию и воспроизводству ресурсов.

Нет рыбы — нет будущего!

По некоторым промысловым районам СахНИРО ошибается системно. Так, сравнение динамики "прогноз-вылов" по нечетным "рыбным" годам по заливу Терпения и Юго-Востоку показывает, что в первом случае СахНИРО постоянно прогнозирует снижение запаса, а вылов растет. Во втором случае прогноз растет, а вылов падает.

Нет рыбы — нет будущего!

Лососевый рыбоводных завод (ЛРЗ) "Охотский" расположен в восточной части озера Тунайча, в которое он выпускает молодь кеты. В озеро впадает ряд рек, в которых воспроизводится дикая кета. И та, и другая возвращаются в свои реки через пролив Красноармейский, соединяющий озеро с морем — дикая кета идет в реки, заводская идет на ЛРЗ. Популяция дикой кеты истощена, ее надо восстанавливать и нельзя облавливать. Организовать вылов отдельно только заводской кеты очень просто — ставить орудие лова в устье реки Ударницы (базовая река ЛРЗ), впадающей в Тунайчу. Тогда вся дикая кета сможет пройти на нерест в реки. Но вместо этого областная Комиссия по вылову анадромных рыб разрешает ставить РУЗ в устье пролива Красноармейский, где происходит вылов как заводской, так и дикой кеты. Это ведет к окончательному подрыву естественного воспроизводства дикой кеты.

Нет рыбы — нет будущего!

Основной миграционный путь горбуши в заливе Анива проходит против часовой стрелки, поэтому сначала основная масса рыбы идет вдоль восточного побережья залива, хотя 92% всех нерестилищ расположены на западном побережье. Подходы рыбы в 2013 году были очень низкими, наука рекомендовала пропустить всю дикую рыбу на нерестилища для обеспечения воспроизводства. Вместо этого областная комиссия по вылову анадромных рыб разрешила вести промысел, причем установила его сроки в начале миграционного пути горбуши в заливе (зеленая линия) значительно длиннее, чем в остальной его части (лиловая линия). В результате идущая на нерест горбуша оказалась в неводах нескольких избранных компаний, а 92% нерестового фонда остались полупустыми.

Нет рыбы — нет будущего!

Катастрофический дефицит заполнения нерестилищ горбушей — закономерный итог перелова, системных нарушений правил рыболовства, внедрения речного промысла, неудовлетворительного научного обеспечения, массового браконьерства на реках, коррупции и ошибок при управлении морским промыслом.

Нет рыбы — нет будущего!

Приводимые здесь карты составлены исключительно по данным государственного мониторинга заполнения нерестилищ, проводимого СахНИРО и Сахалинрыбводом. По данным Эковахты, некоторые реки на "белых пятнах", по которым отсутствует официальная информация, в реальности имеют достаточно высокие уровни заполнения и воспроизводства горбуши. Тем не менее, в целом нерестовый фонд Сахалина существенно недоиспользуется. В наиболее острый недостаток производителей горбуши и кеты испытывают самые крупные и важные нерестовые бассейны — реки Поронай, Тымь, Лютога, Найба, Набиль, Лангры, Вал.

Нет рыбы — нет будущего!

Из письма СахНИРО №09-06-24 от 26.02.2009 в адрес "Экологической вахты Сахалина":

"…Наиболее негативным фактором для успешного воспроизводства лососей в последние годы стали не ставные невода (это пассивное орудие лова), а так называемое регулирование пропуска рыб в реки, которое превратилось в прикрытие промысла. В результате в реках побережья зал. Анива численность производителей на нерестилищах в 2002-2008 гг. по сравнению с предыдущим десятилетием сократилась в 1,5 раза (с 3,88 до 2,60 млн. экз.), а в реках юго-восточного побережья Сахалина — в 2,7 раза (с 4,39 до 1,63 млн. экз.). Директор СахНИРО А.И. Болтнев.

Нет рыбы — нет будущего!

Жизненный цикл горбуши — два года. В мае-июне из рек в океан скатывается молодь, родившаяся летом предыдущего года. Летом следующего года она возвращается в родные реки во взрослом состоянии, чтобы дать жизнь новому потомству. Например, икра, отложенная на нерестилищах летом 2009 года скатывается в море в виде молоди весной 2010 года и возвращается из океана на нерест в реки летом 2011 года.

Нет рыбы — нет будущего!

Сравнение двух графиков показывает, что в 2011 и в 2013 годах вылов шел на истощение ресурса горбуши, и поддержание высоких уловов обеспечивалось за счет изъятия нерестовой части популяций.

Нет рыбы — нет будущего!

Сравнение объемов вылова в 2009 и 2013 годах по промысловым районам показывает, что на Юго-западе, Юго-востоке и в заливе Анива вылов резко упал. На северо-западе и в заливе Терпения вылов заметно вырос, а на северо-востоке он вырос очень существенно. За счет этого перераспределения и сохранился общий достаточно большой объем уловов.

Главная проблема заключается в том, что если не принять серьезных мер, то с лососем севера Сахалина может произойти то же, что и на юге — резкое снижение численности. А от этого станет хуже всем — населению, природе, рыбопромышленникам, рыбакам-любителям, бюджетам, экономике, медведям.

И напротив, принятие соответствующих мер может наоборот, сохранить высокие уловы и даже их увеличить — для этого надо просто пропускать рыбу в реки, заполнять нерестилища, охранять их.

Для исправления ситуации необходимо:

  • ограничение промысловой нагрузки в море (сократить длину неводов и их количество, особенно в "нерыбные" годы; в районах с подорванными стадами вводить полный запрет на промысел; при запрете вылова "дикой" рыбы разрешать вылов рыбоводного возврата только непосредственно на забойках ЛРЗ);
  • запрет промысла и регулирования в реках (регулировать пропуск на нерестилища только в море);
  • мораторий на создание новых РПУ на реках;
  • спутниковый мониторинг неводов на государственном уровне;
  • повышение численности инспекторов рыбоохраны и их зарплаты минимум в два раза;
  • внешняя независимая оценка эффективности существующих лососевых рыбоводных заводов;
  • мораторий на строительство любых ЛРЗ на северо-востоке Сахалина;
  • подключение академической и университетской науки к обеспечению промысла.

Нет рыбы — нет будущего!

Дмитрий Лисицын, руководитель "Экологической вахты Сахалина".

Источник: sakhalin.info

Также в разделе:

Вьетнам стал крупнейшим поставщиком мидий в Испанию...

Норвегия: Обзор рынка лосося, неделя 48...

За 10 месяцев в России произведено 84,2 тыс.тонн рыбной муки...

Генассамблея ООН объявила 2 мая Всемирным днем тунца...

Сахалинские родовые хозяйства начинают добычу наваги...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.

Также вас может заинтересовать

Власти Приморского края намерены урезать программу поддержки рыбной отрасли
24 апреля 2014, 12:52
В департаменте рыбного хозяйства и водных биоресурсов Приморья обсуждают возможное сокращение в 2015 году выплат и субсидий рыбакам, предусмотренных краевой программой развития рыбохозяйственного комплекса. По заявлению директора профильного департамента Александра Передни, которое он...
150 иркутских студентов летом будут работать на Сахалине во время путины
24 апреля 2014, 12:47
150 иркутских студентов с июля по сентябрь 2014 года будут работать в путинных отрядах на трех рыбоперерабатывающих предприятиях Сахалина. В настоящее время ведется набор студентов и решается вопрос об их освобождении от занятий в сентябре, сообщили  24 апреля в мэрии...
Промысловая обстановка и погода благоприятствуют охотоморской экспедиции
20 марта 2014, 12:48
17 марта начальник Управления организации рыболовства Росрыболовства Андрей Горничных провел очередное заседание штаба охотоморской путины. Открывая совещание, Андрей Горничных сообщил, что количество добывающих судов, выставленных на промысел минтая, на 17 марта практически не изменилось по...


Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

Недавние ответы:
Горячее предложение