Воскресенье, 30 апреля, 2017 года: USD = , EUR = ,

В сетях южнокорейских рыбаков попадается все больше российской рыбы

26 марта 2015, 11:20

Иностранные рыболовные компании получают право на добычу все большего количества российских биоресурсов. Особенно это касается дальневосточных морей.

В сетях южнокорейских рыбаков попадается все больше российской рыбы

Объяснить причины увеличения выделения федеральной собственности чиновники отказываются. В частности, фактически без ответа остался запрос в Росрыболовство по этой проблеме от газеты «Золотой Рог».

Корейский секрет главного рыбака России

Росрыболовство умело пользуется пробелами в законодательной базе для малопонятных, но однозначно не приносящих пользу стране шагов.

Напомним, с 15 по 17 февраля прошли переговоры о выделении Россией рыбных квот Республике Корея. Ранее переговоры проходили во Владивостоке. В обмен на предоставление квот, Росрыболовство настаивало на инвестициях в частное предприятие. Однако окончательные итоги работы комиссии чиновники Росрыболовства… засекретили. Более того, на запрос издательской компании «Золотой Рог» о том, сколько квот по видам биоресурсов получили Китай, Япония, Северная и Южная Корея с 2012 по 2015 год чиновники отказались предоставить информацию.

Дипломатия или бюрократия?

«Практика передачи третьим сторонам достигнутых в ходе сессий договоренностей предполагает информирование по дипломатическим каналам с учетом интересов данных сторон», - сказано в ответе сотрудников пресс-службы Росрыболовства.

Отказавшись предоставлять информацию, федеральное ведомство нарушило сразу несколько федеральных законов: «О СМИ», «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». Ранее подобная информация всегда раскрывалась.

Возможно, «секретность» ведомства и нарушение российских законов, обусловлена тем, что подробности распоряжения федеральной собственностью сегодня тщательно скрываются от общественности, так как выделение квот происходит на фоне серьезных пробелов в законодательной базе, а это часто приводит к возникновению коррупционной составляющей.

Кто и на каком основании выдает право иностранным рыбакам ловить российские биоресурсы, являющиеся федеральной собственностью? Как ни странно, но ответ на этот вопрос федеральный закон о «Рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» не дает. В нем достаточно подробно расписано получение российскими юридическими и физическими лицами, муниципальными образованиями и субъектами федерации прав на добычу каких-либо видов биоресурсов. В то же время, федеральным законом определено, что иностранные компании не могут участвовать в добыче водных биоресурсов.

Между тем, Россия каждый год выделяет странам Азии народную рыбу. По нашим данным Япония каждый год получает около 60 тыс. тонн сайры, Китай около 19 тыс. тонн минтая, КНДР 16 тыс. тонн минтая, Южная Корея около 70 тыс. тонн биоресурсов из них около 20 тыс. тонн минтая. Также японская сторона получает право на добычу лососевых рыб дрифтерным способом.

Странные обоснования

Обоснования заключения договоров на выделение квот каждой иностранной державе разные. На сайте Росрыболовства в разделе международное сотрудничество размещена информация, которая в мизерном объеме дает общественности представление за какие заслуги иностранцы могут рыбачить в России: «В результате проводимой Российской стороной совместно и МИД России работой с целью призвать упомянутые страны к прекращению такого промысла, Республика Корея в апреле 1993 года первой приняла решение о добровольном прекращении нерегулируемого промысла минтая. В порядке компенсации корейские суда получили право промысла водных биологических ресурсов в ИЭЗ России на основе ежегодно предоставляемых корейской стороне на платной основе квот», - написано про сотрудничество с республикой Корея.

«На заседаниях комиссии по управлению рыбным промыслом научно обоснованные меры по сохранению и воспроизводству ценных видов рыб бассейна реки Амур китайцы отвергают, аргументируя это невозможностью принятия их в связи с тем, что рыбный промысел - единственный вид занятости населения прибрежных районов», - обрисована ситуация с КНР.

«В рамках соглашения от 6 мая 1987 года между российскими предприятиями Дальнего Востока и корейскими партнерами осуществляются непосредственные контакты по направлениям, совместное выращивание объектов марикультуры в Приморском крае, производство и реализация продукции пресноводного рыбоводства, изучение возможности совместного выращивания креветки на территории КНДР. В соответствии с положениями соглашения от 6 мая 1987 года рыболовным судам каждой из сторон представляется право добычи (вылова) водных биологических ресурсов в исключительной экономической зоне другой стороны в пределах квот, выделяемых на взаимной основе. Однако ни одной из сторон квота на протяжении нескольких лет практически не осваивается. По просьбе корейской стороны ей выделяется на платной основе квота на добычу (вылов) минтая в районе Западно-Беринговоморской зоны ИЭЗ России», - это объяснение сотрудничества с КНДР.

Из размещенной на сайте информации не совсем понятно, имеют ли прописанные международные договоренности реальное исполнение или же наблюдается обратная ситуация? Когда китайские браконьеры на реках в Приморье присутствуют, марикультуру северные корейцы не выращивают, а суда Южной Кореи постоянно фигурируют в пограничных сводках как нарушители правил рыболовства. Возможно, свет на эту квотную историю могли бы тексты соглашений но, они ведомством не опубликованы.

ННН-промысел не причем

Однако до 2012 года выделение квот иностранцам проходило очень тихо, без лишнего шума, без обсуждений с рыбаками на Дальневосточном рыбопромысловом совете. Более того, подписанные протоколы этих «коммерческих» сессий не афишировались.

Тем не менее, внимание общественности было привлечено, когда российская сторона два года пригрозила Южной Корее отказом в выделении квот, потребовав от нее усилить меры по борьбе с так называемым ННН-промыслом (то есть, незаконным). По сути, отказаться от приемки судов с браконьерским крабом.

История с «ультиматумом» получила положительную реакцию. Правильно выстроенная информационная политика бывшего руководителя ведомства Андрея КРАЙНЕГО убедила всех, что это благое дело, и что существует реальные рычаги, с помощью которых российские власти могут добиться нужного результата от иностранных партнеров.

Так рыбацкому сообществу и общественности, был представлен «тезис» о том, что раздача российской федеральной собственности помогает с ННН-промыслом в странах Азии.

Однако в дальнейшем оказалось, что законодательно этот «тезис» не подтвержден. Более того, о нем никогда даже не упоминали участники различных совещаний. На совещании во Владивостоке, по выработке национального плана по противодействию ННН-промысла министр сельского хозяйства Николай ФЕДОРОВ, даже не упоминал, о том, что распределение федеральной собственности может служить одной из эффективных мер противодействия такому промыслу. В конечном варианте национального плана «раздача» квот не прописана. И это объяснимо. Эксперты считают, что сама идея «Отдавать национальные уникальные биоресурсы в обмен на "торжественное обещание" не "скупать краденный" в России краб» по сути - абсурдна. Очевидно, что ни одна из азиатских стран не откажется от возможности скупки выгодного для них биоресурса, если сама страна владелец этого биоресурса не добьется эффективной его охраны, защиты. Не может суверенное государство путем раздачи иностранцам квот по межправу решать проблемы с собственными недоработками по обеспечению государственной функции по защите национального благосостояния - водных биоресурсов в ИЭЗ РФ.

Требуется порядок

В общем, как ни старались бы сегодня чиновники Росрыболовства, «притянуть за уши» раздачу рыбы в обмен обещания не принимать браконьерскую рыбу, делать это со ссылкой на план не имеют права.

Правда в положении ФАР прописано, что агентство может подготавливать предложения касающиеся позиции РФ по вопросам вылова биоресурсов для иностранных государств. А в административном регламенте ФАР от 26 мая 2009 г. №412 зафиксировано, что квоты выделяемые Россией другим государствам для распределения могут быть только научными и промышленными. Причем, в документе прописано, что промышленные квоты российских биоресурсов, предоставляемые по международным договорам, распределяются по «остаточному» принципу.

Между тем, о выделении научных квот на смешанных комиссиях речи не идет. Корейские, японские, китайские стороны заинтересованы исключительно в промышленных квотах. И они их ежегодно получают.  Причем с каждым годом все больше и больше.

Чтобы разобраться с выдачей квот «ЗР» попросил нескольких профильных отраслевых юристов работающих в рыбодобывающих компаниях на условиях анонимности объяснить базовые принципы (Объем в тоннах, стоимость тонны, виды биоресурсов) выделения квот другим государствам по межправительственным соглашениям.

«В законе «О рыболовстве» порядок распределения квот не прописан, нет даже отсылочных норм на постановления правительства, в котором был бы прописан механизм выделения российских биоресурсов другим государствам. Если российские пользователи получают доли квот по историческому принципу, то иностранцы получают все время разные объемы квот. На чем основываются чиновники Росрыболовства, уменьшая или увеличивая квоты другим странам неизвестно. Росчерком пера чиновники могут выделить 10 тыс. минтая, а могут 30 тыс. Естественно у рыбацкого сообщества возникают вопросы, ведь есть российские компании, нуждающиеся в этих квотах. Отсутствие порядка создает предпосылки для коррупции, а ликвидировать их должно министерство юстиции или генеральная прокуратура», - отметил один из собеседников газеты «Золотой Рог».

«В феврале этого года представители Росрыболовства попросили рыбацкое сообщество подготовить поправки в закон «О рыболовстве» в той части, где речь идет о распределении квот полученных Россией по международным договорам и межправительственным соглашениям среди российских рыбодобывающих компаний. Видимо, история с распределением ФГУП «Нацрыбресурс» марроканской квоты, когда квоты получил те компании, кто быстрее перевел деньги, а ФАС потом нашла в этом нарушение закона, припугнула чиновников Росрыболовства и они решили «узаконить» распределение процесс распределения. Но почему они не выдвигают законодательную инициативу, узаконить выделение квот РФ иностранным пользователям? В этом вопросе все зависит только от ФАР, так как они единственный в стране орган власти, имеющий право распределения биоресурсов».

«Практика выделения квот другим государствам во многих случаях бывает оправдана, - считает президент АДМ Герман ЗВЕРЕВ. - Особенно если выделяются та часть общих допустимых уловов, которые не смогли добыть российские рыбаки. Причем, иностранцы эти квоты покупают, тем самым Росрыболовство наполняет федеральный бюджет валютной выручкой».

Похожее объяснение дает глава Росрыболовства Илья ШЕСТАКОВ. По его словам, распределяют (продают), недоловленные россиянами «остатки ОДУ».

Но ведь эти, вроде как, невостребованные нашими компаниями «остатки ОДУ» позволяют нашим рыбакам получать преимущественное положение на рынке рыбопродукции Азии, а допуск к освоению этих биоресурсов азиатских рыбопромышленных компаний уничтожает это естественное для России конкурентное преимущество. Не стоит забывать, и о том, что  китайские, японские и корейские рыбопереработчики имеют хорошо развитую и масштабную поддержку от государства, что позволяет выигрывать конкуренцию по себестоимости у российских предприятий, даже при условии, что они покупают российское сырье на международном рынке. Что практически исключено, если рассматривать подобное преимущество для иностранцев в развитых странах.

Общество за кадром

В общем, реальных экономических предпосылок раздачи сотен тысяч тонн рыбы не существует. Хотя попытки «облагородить» свои странные решения чиновники предпринимают.

«7 февраля в Санкт-Петербурге начался второй раунд двадцать четвертой сессии Российско-Корейской комиссии по рыбному хозяйству. Стороны рассчитывают на продолжение диалога и последующее развитие предыдущих договоренностей относительно перспектив организации программы по инвестиционному сотрудничеству между Россией и Южной Кореей - созданию и практической реализации совместного инвестиционного проекта по развитию рыбного хозяйства Дальнего Востока Российской Федерации», - сообщает сайт Росрыболовства.

В общем, позиция чиновников Росрыболовства остается вне правого поля. Зато Республика Корея и дальше активно мотивируется на выдачу инвестиций в ОАО «Находкинский рыбный порт». Вот только его представители затруднились обрисовать нашему изданию перспективы бизнес проекта с корейской стороной, заявив, что они в принципе не знаю о том, что их предприятие фигурирует в переговорах комиссий. Но детали сотрудничества с Росрыболовством прояснили.

«Выстраивается диалог с ФГУП «Нацрыбресурсы», в ведении которого находится часть причалов порта для выработки практических мер и мероприятий по совершенствованию взаимодействия, цель которых состоит в увеличении объёмов перевалки рыбных грузов, в повышении эффективности использования федеральной собственности».

Дали квоты или нет корейской республике газете «Золотой Рог» неизвестно. Истинное положение вещей чиновники тщательно скрывают, но официальный пресс релиз на сайте ведомства появился.

«В рамках заседания корейские партнеры выразили готовность принять на себя обязательства по обеспечению конкретных действий, направленных на реализацию межправительственного соглашения о сотрудничестве в области предупреждения незаконного, несообщаемого и нерегулируемого промысла. Стороны обсудили системы контроля вылова водных биоресурсов корейскими судами в исключительной экономической зоне РФ, а также достигли договоренностей по количеству и перечню корейских судов для работы в 2015 году», - говориться в сообщении.

Если перечень судов готовых к промыслу в экономической зоне России утвержден, значит, скоро корейские траулеры начнут рыбалку. А вот про инвестиции в «находкинский холодильник» в сообщении не сказано. Безусловно, современный портовый холодильник с инфраструктурой рыбакам лишним не будет, и «просьба» чиновников, инвестировать денежные средства в рыбный порт имеет логическое объяснение. Но могут ли чиновники Росрыболовства требовать от китайцев и японцев вложиться в строительство перерабатывающего завода по производству филе или поставок японского оборудование для российских перерабатывающих заводов по льготным ценам? Это такие же привлекательные для российской рыбной отрасли проекты, но для их реализации все же, наверное, необходимо выработать законодательную базу и уж точно получить одобрение отраслевого сообщества.

Источник: zrpress.ru

Также в разделе:

Эксперты: рыбная отрасль России требует особого внимания власти...

Рыбу из рек Мурманской области будут исследовать в норвежских лабораториях...

Ленинградская область: В области действуют сезонные ограничения рыболовства...

Россия и Япония начнут разводить морских ежей и рыб на Курилах...

Приморский край: Рыбу можно будет ловить на землях лесного фонда...

Челябинская область: Прокуратура проверит сообщения о гибели всей рыбы в уральском озере Кунашак...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.

Также вас может заинтересовать

Россия и Китай обсудят результаты совместной борьбы с ННН-промыслом
21 марта 2017, 15:09
На повестке дня очередной сессии Смешанной Российской-Китайской комиссии также развитие инвестиционного сотрудничества и торговли рыбной продукцией На площадке Дальрыбвтуза начала работу 26-я сессия Смешанной Российско-Китайской комиссии по сотрудничеству в области рыбного...


Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

Недавние ответы:
Горячее предложение