Понедельник, 5 декабря, 2016 года: USD = 64.1528, 0,4721 EUR = 68.4703, 0,8541

Реквием по «охотоморскому дрифту» / Александр Тимофеев

17 июня 2015, 15:03

Госдума приняла в третьем чтении законопроект о закрытии дрифтерного лова тихоокеанских лососей

Реквием по «охотоморскому дрифту» / Александр Тимофеев

10 июня Государственная Дума приняла в третьем чтении законопроект о закрытии дрифтерного лова тихоокеанских лососей в российских водах. Многие представители депутатского корпуса, природоохранных организаций и СМИ восприняли эту новость с нескрываемой радостью – положен конец «хищническому способу добычи рыбы», наконец-то запрещены «стены смерти», как прозвали журналисты дрифтерные сети, ликвидирована угроза бесконтрольного дрифтерного лова японцев в российских водах и т.д. и т.п.  

Но есть и те, кто оценил данное решение как необдуманное и наносящее ущерб отдельному сегменту рыбной отрасли и экономике страны в целом.  Так кто же на самом деле прав, и какими могут быть последствия принятия этого закона?

Напомним, этот законопроект был внесен в декабре 2014 года, а его авторами были члены Совета Федерации  и депутаты Государственной думы Валентина Матвиенко, Геннадий Горбунов, Борис Невзоров, Александр Верховский, Владимир Кашин и Ирина Яровая.  Формально поводом для разработки законопроекта стало благое желание прекратить использование в рыбном промысле дрифтерных сетей, негативное воздействие которых на водные биоресурсы было подтверждено еще в далеком 1991 году, когда была принята Резолюция ООН о введении моратория на широкомасштабный дрифтерный промысел в открытых водах Мирового океана. 

В 1992 году Россия, США, Канада и Япония подписали международную конвенцию, запрещающую использование дрифтерных сетей за пределами 200-мильных экономических зон своих стран. В пределах своих ИЭЗ каждая страна действовала самостоятельно.  Россия приняла решение продлить дрифтерный промысел и также вести дрифтерный промысел лососевых видов рыб (в первую очередь, он ориентирован на добычу нерки) в нашей исключительной экономической зоне японским судам.  В январе 2009 года Правительство получило ответственным ведомствам обеспечить поэтапное прекращение применения дрифтерных сетей в исключительной экономической зоне РФ, и вот теперь это поручение наконец-то выполнено.  Вернее, даже перевыполнено.

Чем же так опасен этот «варварский» дрифтерный лов?  Этот способ предполагает, что рыбаки выставляют огромные плавные сети – каждое судно ставит сеть до 32 километров длиной и 9 метров высотой, таких судов в российской зоне работало 54, включая 35 японских.  Сети расставляются на пути рыбы, которая идет на нерест, и отлавливают смешанные популяции разных видов лососей, в том числе и нерестового стада.

Соответственно, в сети в качестве прилова попадает немало другой рыбы, в том числе горбуша и кета, которая обычно выбрасывается за борт, поскольку рыбаки стремятся добыть более ценную нерку. В преддверии рассмотрения законопроекта о запрете дрифтерного лова в СМИ приводилось множество высказываний ученых и экологов об огромном ущербе этого вида промысла для морских птиц и животных со ссылкой на исследования Тихоокеанского института географии ДВО РАН, согласно которым в российской экономзоне в среднем в год в дрифтерных сетях погибает 135 тысяч морских птиц и более 1800 морских млекопитающих, среди которых дельфины, касатки, тюлени, сивучи, морские котики и даже киты.

Но все же, несмотря на масштабную «антидрифтовую» кампанию в СМИ, нашлись и те, кто выступил против введения запрета на дрифтерный промысел, и их сразу окрестили «дрифтовым лобби».  Впрочем, вешать на них такой громкий ярлык вряд ли можно, ведь это, прежде всего это были простые рыбаки из Северокурильска - экипажи судов, которые в связи с принятием запрета на дрифтерный лов теряют работу, а также члены их семей. 

Их поддержала «Ассоциация рыбопромышленников Сахалина», представители которой отмечали, что принятие законопроекта о запрете дрифтерного промысла приведет к закрытию 12 малых предприятий на Сахалине и Курилах, в результате чего без работы останутся 628 человек.  Особую актуальность проблеме добавляет и то, что на Северных Курилах дрифтерные сети являются единственным возможным способом лова, поскольку там невозможно установить обычные ставные неводы. 

В средствах массовой информации сквозь массу антидрифтовых выступлений иногда просачивались отдельные заявления и комментарии специалистов, в которых, в частности, говорилось также о том, что наша отраслевая наука в действительности не располагает объективными данными о том, что дрифтерный лов наносит сколько-нибудь значительный ущерб популяции лосося, а жуткие рассказы о дрифтерных сетях, как «сетях смерти», уничтожающих все живое, основаны исключительно на публикациях западных экологов, которые, как известно, далеко не всегда объективны.  Отмечалось также, что дрифтерный лов сейчас является наиболее действенным способом определения численности лосося и прогнозирования уловов. 

Кроме того, ряд специалистов указывал, что сделанные в СМИ со ссылкой на данные проверки Счетной палаты 2011 года заявления о том, что  «в погоне за неркой до 70% выловленного лосося идет за борт — горбуша, кета и покалеченная часть более ценных видов» не соответствуют действительности, поскольку проверка выбираемых в присутствии представителей Счетной палаты и WWF дрифтерных сетей показала в них в среднем не менее 65 % нерки. 

Но все эти доводы и обращения в адрес депутатов и сенаторов имели эффект «гласа вопиющего в пустыне».  Надежды сахалинских рыбаков на то, что их поддержит и защитит сенатор от Сахалинской области Александр Верховский также оказались пустыми.  

Собственно, Верховский сам был одним из авторов законопроекта, поэтому обращаться к нему с просьбой, чтобы он выступил против собственной же инициативы было в высшей степени наивно.  На встрече с депутатами Сахалинской облдумы в мае сенатор заявил, что считает запрет дрифтерного лова обоснованным: «Пусть лучше эту рыбу выловят в прибрежной зоне, чем где-то далеко в море и сразу отправят на экспорт. Так мы выиграем и в социальном плане. Практически во всех странах такой вид промысла запрещен. 

Японские и российские дрифтеры — сейчас единственные в мире. А если мы при принятии федерального закона будет руководствоваться лишь интересами Северных Курил, то окажемся в тупике. Лично я — за Северо-Курильск, но считаю запрет дрифтера обоснованным».

Сенатор, впрочем, попытался подсластить горькую пилюлю и вселить надежду на то, что этот запрет не коснется рыбаков Северо-Курильска, осуществляющих прибрежный лов.  Однако чуда не произошло.  Некоторые журналисты посчитали, что Верховский просто ошибся, но такие люди не ошибаются.  Он прекрасно знал, что запрет будет полным, поскольку в законопроекте, направленном в адрес председателя Государственной Думы РФ С.Е. Нарышкина 18 декабря 2014 года и подписанном всеми его авторами, включая Верховского, четко указано, что «запрещается осуществление промышленного рыболовства и прибрежного рыболовства анадромных видов рыб с использованием плавных (дрифтерных) сетей во внутренних морских водах Российской Федерации, в территориальном море Российской Федерации и в исключительной экономической зоне Российской Федерации».   То есть, запрет на дрифтерный лов для прибрежки был заложен в законопроект изначально, а сенатор, мягко говоря, ввел сахалинцев в заблуждение. 

Вопрос, собственно, сейчас заключается лишь в одном – кто остался в выигрыше от запрета дрифтерного лова? По мнению Евгении Мироновой, президента Ассоциации дрифтерных исследований, озвученному в газете «Ведомости», запрет дрифтерного лова был пролоббирован владельцами береговых предприятий с Камчатки, а наиболее заинтересованным лицом является один из авторов законопроекта – камчатский сенатор Борис Невзоров. 

По данным, которые приводит издание, «у него 55% долей в ООО «Устькамчатрыба», по 5% у Анны и Александры Невзоровых и 10% – у Татьяны Невзоровой. Невзоров владеет 10% ООО «Восток-рыба», у Анны и Александры Невзоровых – по 5%, у Татьяны Невзоровой – 10%. Выручка в 2013 г. «Устькамчатрыбы» составила 1 млрд. руб., «Восток-рыбы» – 100,5 млн. руб., чистая прибыль – 412 млн. и 4,5 млн. руб. соответственно». 

Так что сахалинский сенатор Александр Верховский оказал помощь своему коллеге по Совету Федерации и по рыбному бизнесу камчатскому сенатору Борису Невзорову.  Впрочем, принятие законопроекта вполне отвечает и интересам бизнеса Верховского, который является  владельцем ЗАО «Гидрострой», контролирующего несколько крупных рыбодобывающих компаний и береговых предприятий.  Дрифтерный лов не входит в сферу деятельности его компаний, но запрет этого вида промысла играет ему на руку, поскольку позволяет контролируемым им береговым предприятиям увеличить добычу лосося на выделенных речных участках.  Так что северокурильские рыбаки напрасно надеялись на помощь сенатора – наивно было бы полагать, что он будет защищать их интересы в ущерб интересам своего бизнеса. 

Собственно, если обратить внимание на законотворческую деятельность Александра Верховского, можно обнаружить, что его законодательные инициативы целиком и полностью связаны с продвижением идей, обеспечивающих его деловые интересы его бизнеса. Вот, для примера, законодательные инициатива сенатора Верховского А.Г. за 2014 и 2015 год: № 724324-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты по вопросам определения понятия и регистрации маломерного судна», № 453631-6 «О внесении изменений в статью 10 Федерального закона «Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», № 296007-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части особенности классификации, освидетельствования и государственной регистрации маломерных судов, используемых для рыболовства», № 46176-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», № 61865-6 «О внесении изменений в статьи 1и 7.1 Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». 

Как видно, сенатора беспокоит только то, что затрагивает интересы его бизнеса, хотя в комитете Совета Федерации, где он состоит, есть еще порядка 20 направлений деятельности.

Так уж повелось, что попавшие во власть бизнесмены начинают подменять государственные интересы своими собственными, продвигая законы, не дающие государству ничего, кроме проблем.  Так, в частности, было с законом «Об аквакультуре», в подготовке которого также участвовал сенатор Верховский.  В этот документ каким-то совершенно непонятным образом попал пункт, касающийся не аквакультуры, а прибрежного рыболовства и разрешающий отправлять продукцию прибрежки на экспорт без доставки на берег.  К чему это привело, хорошо видно на примере мурманских рыбоперерабатывающих предприятий, которые с того самого момента начали испытывать проблемы с поставками сырья, так как рыбаки стали массово отправлять прибрежные уловы за границу, снабжая береговую переработку по остаточному принципу и по высоким ценам. 

С запретом дрифтерного лова, судя по всему, ситуация будет схожей, в том смысле, что негативный эффект от нового закона может намного превзойти положительные результаты. 

Так, запрет дрифтерного лова приведет к сокращению как минимум 500 рабочих мест (если считать только рыбаков), которые за 2014 год дали за счет перечисленных в бюджет налогов 114,3 млн. рублей при выплаченных в виде зарплат 247,9 млн. рублей.  В целом же за период 2016-2019 гг (срок действия заключенных договоров на дрифтерный промысел) недополученная выручка составит 5 910,6 млн. рублей. По большому счету, этим запретом рыбаков просто «кинули», разорвав уже заключенные договора и создав основу для судебных споров, по итогам которых государство, скорее всего, будет обязано вернуть рыбакам уплаченные ими за квоты деньги. 

К утверждению о том, что запрет дрифтерного лова приведет к росту вылова лосося и увеличению его поставок на внутренний рынок тоже следует относиться скептически. На самом деле, за последние годы дрифтерный лов никоим образом не приводил к сокращению добычи лосося береговыми предприятиями. Напротив, вылов ставными неводами по всем видам за последние 5 лет увеличился в разы до 550 000 тонн, несмотря на существование дрифтерного лова. 

Сейчас же вполне очевидно, что прямым следствием запрета на дрифтерный промысел станет резкое ослабление позиций российских экспортеров на японском рынке при одновременном усилении там позиций американцев.  Что бы ни говорили разные деятели о том, что дрифтерный промысел запрещен везде, кроме России и Японии, факт остается фактом – американские рыбаки добывают нерку в прибрежке именно дрифтерными сетями, хотя они и отличаются от наших размерами.  При этом российские дрифтеры добывают 16 тысяч тонн, а американские – 100 тысяч.  

Однако российская нерка крупнее и, соответственно, дороже, что делает ее более конкурентоспособной на японском рынке по сравнению с американской рыбой.  Но теперь вопрос о конкуренции будет снят, поскольку российской нерки дрифтерного лова больше не будет в принципе.  Да за такой подарок американцы должны нашим сенаторам в пояс кланяться!

Собственно, можно было бы считать, что положительным результатом станет рост поставок лосося вместо экспорта на внутренний рынок.  Вероятно, так оно и будет, но многие ли россияне смогут позволить себе купить эту рыбу? За последний год цены на рыбу взлетели так, что она стала недоступным деликатесом.  И ожидать, что с началом путины цены снизятся тоже не приходится – традиционно с началом путины происходит как раз обратный процесс, вне зависимости от величины улова цены устремляются вверх, пытаясь поставить очередной рекорд. 

Стоит также отметить, что нерка дрифтерного лова, которую так ценят в Японии, на российском рынке пользовалась не особо большим спросом из-за высокой цены – разница с неркой, добытой на реках при помощи ставных неводов, составляет почти 100 процентов ($6-7/кг против $3,5/кг).  А все потому, что выловленная дрифтом нерка в местах нагула по качеству мяса намного превосходит нерку, выловленную  ставным неводом, когда она идет на нерест уже в пресной воде и у нее начинаются изменения в консистенция мяса, которое становится рыхлым. 

Американцы давно поняли, что дрифтерный вылов в прибрежных водах позволяет получить продукцию, обладающую более высокими потребительскими свойствами, поэтому к настоящему времени уменьшили использование ставных неводов на своих реках.  Более того, сейчас на Аляске развернулась масштабная кампания за полный отказ от ставных сетей.  Сторонники запрета, собравшие уже 43 тысячи подписей в свою поддержку, считают, что ставные сети разрушительным образом влияют на биоразнообразие Аляски, так как рыбаки, используя их, ведут неизбирательный лов, в результате чего в сети часто попадают акулы, морские птицы, утки, камбала, мальма и чавыча.  

То есть, они стремятся запретить ставные сети в пользу дрифтерного прибрежного лова, тогда как мы действуем совершенно наоборот.  При этом мы также, с легкой руки рыбных сенаторов, отдаем американским компаниям японский рынок и одновременно отказываемся даже от возможности насыщать качественной, хотя и дорогой неркой дрифтерного лова и свой рынок тоже. 

Между тем, вполне можно было решить вопрос с дрифтерным промыслом по-другому.  Просто надо было не запрещать категорически весь дрифтерный лов, а ввести законодательные нормы его регулирования и определить, что он может осуществляться в тех районах, где нет возможности использовать ставные неводы, ограничив при этом размер плавных сетей 300 метрами и дальность зоны вылова в прибрежной зоне на расстоянии до 5 км.  Так, в частности, осуществляется промысел на Аляске, где суда встают в прибрежной зоне на путях миграции конкретных видов идущей на нерест рыбы.

Но нашим законодателям, очевидно, этого не надо, поскольку это – не их бизнес. Законотворческая деятельность отечественных сенаторов-бизнесменов в очередной раз породила документ, способный негативно отразиться на развитии рыбной отрасли и экономики России в целом.

Источник: iarex.ru

Также в разделе:

Определены границы шести рыбоводных участков Смоленской области...

На Псковской ГРЭС для поддержания экологического баланса в водохранилище выпустили 1500 мальков судака...

Рыбоохрана Ивановской области информирует рыболовов о зимовальных ямах...

Енисейским теруправлением объявлен аукцион на право заключения договора пользования рыбоводным участком...

В Мексике открылась Конференция сторон Конвенции о биологическом разнообразии...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.

Также вас может заинтересовать

Власти запретили промышленное рыбоводство на двух ключевых челябинских водоемах
14 октября 2016, 17:12
Озеро Синара и Шершневское водохранилище имеют статус единственного питьевого источника Рыбохозяйственный совет Челябинской области запретил промышленное разведение рыбы на озере Синара и на Шершневском водохранилище, сообщили в пресс-службе правительства региона. "В Челябинской...


Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

Недавние ответы: